НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


setstroika.ru
RB2 Network

RB2 Network


Космодромы

Мусудан (Musudan)

Работы, связанные с созданием в КНДР ракетно-космической техники, носят закрытый характер, поэтому всё изложенное ниже основано на данных, источником которых являются разведывательные органы США, Японии и Южной Кореи. Вполне возможно, что эта информация тенденциозна и намерена искажена. Однако, ввиду отсутствия иных сведений, приходится использовать только то, что имеется в наличии.

Ракетный полигон Musudan (в англоязычной открытой печати также используются названия Musudan-ri Launch Facility – стартовый комплекс Мусудан или Hwadae-gun Missile Test Facility – ракетный испытательный полигон Квандай) расположен на восточном побережье Северной Кореи неподалеку от городов Нодонг (No-dong) и Таеподонг (Taepo-dong) в округе Квандай (Hwadae) провинции Камгуонг (Hamgyong), в удалении от основных транспортных магистралей страны. Географические координаты полигона 40,86 с.ш. и 129,67 в.д. Если судить по снимкам, сделанным в 1999 году американским спутником “Ikonos-2”, полигон обладает минимальной инфраструктурой, необходимой для проведения ракетных испытаний. По оценке экспертов, полигон не приспособлен для проведения широкомасштабной испытательной программы, но, тем не менее, позволяет осуществлять периодические испытательные пуски. На полигоне не наблюдается признаков постоянной деятельности. Скорее она напоминает бивуак.

Когда перед правительством Северной Корее встал вопрос о создании центра для запуска ракет, на выбор его местоположения повлиял ряд факторов. Во-первых, территория КНДР не так уж велика по площади, чтобы испытания образцов ракетной техники могли быть проведены в пределах государственных границ. Во-вторых, учитывая военно-политическую ситуацию на Корейском полуострове, отсутствие нормальных отношений с Южной Кореей и присутствие на Корейском полуострове группировки войск США, правительство которых рассматривает в развитии северокорейской ракетной программы угрозу безопасности своей стране, испытательный полигон должен был быть достаточно удален от демилитаризованной зоны, разделяющей КНДР и Южную Корею. В-третьих, трасса полетов баллистических ракет должна была пролегать таким образом, чтобы исключить или минимизировать их пролет над территорией стран, которые могли бы высказать свои претензии правительству Северной Кореи (Китай, тогдашний Советский Союз, Япония, Южная Корея). В- четвертых, чтобы и в дальнейшем обеспечивать режим секретности проведения работ, местоположение полигона должно быть изолировано от основной части страны.

В наибольшей степени всем этим критериям удовлетворял район Мусудан (Musudan), который и стал местом строительства полигона. Правда, надо отметить, что первые испытательные пуски ракет малой дальности проводились со стартовых позиций на западном побережье КНДР в провинции Кванджин. Но во время этих пусков испытывались ракеты с дальностью стрельбы не более 70 км и трассы их полетов целиком умещались в воздушном пространстве над акваторией Корейского залива и не нарушали воздушного пространства Китая или Южной Кореи. Однако, как только были созданы ракеты с большей дальностью полета, встал вопрос о выборе другого местоположения полигона.

Сооружение ракетного полигона Мусудан (Musudan началось), ориентировочно, в 1982 или 1983 годах. Строительство велось военнослужащими 117-го инженерного полка Народной освободительной армии Кореи (НОАК). На первом этапе были построены несколько дорог, соединивших позиции полигона, командный пункт, станция наблюдения, склады, проложены средства связи.

Первые испытания на полигоне были зафиксированы в апреле и сентябре 1984 года. Как полагают, испытывалась баллистическая ракета «Квансонг-5» (“Hwasong-5”), имеющая диапазон стрельбы 200-250 км. По мнению западных экспертов, ракета создана на базе советской ракеты “Скад- В”, закупленной Северной Кореей в Египте в 1981 году. Всего было проведено пять испытательных пусков, из которых два закончились авариями на ранних стадиях полета.

После проведения первых стрельб, в течение длительного времени не фиксировалось иных пусков ракет с полигона. Вместе с тем, разведывательные спутники США зафиксировали проведение строительных работ в районе полигона, которые можно рассматривать как работы по его дальнейшему развитию и модернизации. Работы были сосредоточены на площади 9 квадратных километров вокруг деревень Мусудан (Musudan), Нодонг (No-dong) и Таеподонг (Taepo-dong). Эти названия в дальнейшем использовались для классификации северокорейских ракет. В период с середины 80-х годов до начала 90-х годов были построены новый командный пункт, центр управления, топливохранилище, склады, испытательный стенд. Существенной модернизации подверглись коммуникационные системы. Строительство велось военнослужащими все того же 117-го инженерного полка НОАК.

В 1990 году разведывательные спутники США зафиксировали подготовку к запуску баллистической ракеты, получившей впоследствии наименование «Нодонг» (“Nodong”). Однако, пуск ракеты так и не был зафиксирован, что заставило предположить аварию в момент пуска.

В июне 1990 года был зафиксирован старт с полигона ракеты, получившей название “Квансонг-6” (“Hwasong-6”). Иногда ее классифицируют как «Скад-С». Ракета имела дальность стрельбы в диапазоне 250-350 км.

В ноябре 1990 года американская разведка вновь зафиксировала работы на полигоне, которые можно было рассматривать как подготовку к очередному испытательному пуску. Однако, так же, как и в начале 1990 года, пуск ракеты не был зафиксирован.

Следующий пуск ракеты «Квансонг-6» был обнаружен в июле 1991 года, а потом наблюдался длительный перерыв, когда работ на полигоне практически не велось. Оживление деятельности наблюдалось в июне 1992 года, когда, как полагают специалисты, состоялось неудачное испытание баллистической ракеты, тип которой идентифицирорвать не удалось.

29-30 мая 1993 года на полигоне прошла самая интенсивная серия испытаний. Был произведен пуск одной ракеты типа «Нодонг» и три пуска ракет «Квансонг-5/6».

В конце апреля 1994 года вновь фиксировалсь подготовка к очередным испытаниям, но само испытание не состоялось. Обычно это связывают с проходившими в то время американо-северокорейскими переговорами по проблемам нераспространения оружия массового поражения, которые, как считается, заставили КНДР отказаться от проведения очередных испытаний. Подготовка к испытательным пускам фиксировалась и в октябре 1996 года, но пуски также не состоялись.

В течение последующих двух лет американские разведывательные спутники фиксировали проведение на полигоне работ, но никогда эти работы не рассматривались как подготовка к пускам, а связывались с модернизацией испытательного оборудования. Работы, связанные с подготовкой к пуску, были обнаружены лишь 7 августа 1998 года. Одновременно был зафиксирован выход в море северокорейских судов, которые используются для проведения траекторных измерений во время ракетынх испытаний. 27 августа американская разведка сочла подготовку к испытаниям завершенной и приступила к наблюдениям в ожидании пуска.

Запуск был произведен в 12 часов 7 минут по местному времени 31 августа 1998 года. Средства наблюдения зафиксировали через 95 секунд после старта отделение первой ступени, которая упала в 253 км к востоку от полигона. Через 144 секунды после старта произошло отделение головного обтекателя, упавшего в 1090 км от места старта, к востоку от острова Хонсю (Япония). Через 266 секунд отделилась вторая ступень и затонула в Тихом океане в 1646 км от полигона. Как полагают, третья ступень не отработала положенное время и упала в 4000 км от места старта. Запущенная ракета была классифицирована как боевая баллистическая трехступенчатая ракета «Таеподонг-1». Я не буду приводить реакцию правительств США, Японии и Южной Кореи на этот пуск, скажу только, что она была отрицательной и все три страны оценили созданную КНДР ракету, как угрозу своей безопасности. Вероятнее всего, шум вокруг пуска вскоре бы утих, если бы не заявление, с которым через три дня после испытаний выступило северокорейское правительство. Было официально объявлено, что во время пуска 31 августа 1998 года на околоземную орбиту был выведен первый северокорейский искусственный спутник Земли. Американские средства контроля за космическим пространством сообщили, что ими не зафиксировано появление на орбите нового космического объекта. Вместе с тем, Главный штаб Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) России подтвердил факт запуска и привел в своем сообщении параметры орбиты спутника.

Вопрос о северокорейском спутнике сам по себе довольно интересен. И хотя все специалисты считают, что имела место неудачная попытка такого запуска, я бы не спешил с окончательными выводами и оставил бы вопрос открытым. И вот почему. Во-первых, отвергая факт вывода спутника на околоземную орбиту и специалисты, и средства массовой информации базируются исключительно на данных, которые распространяет Космическое командование США. У меня нет основания не доверять этим данным, но, и я упомянул об этом в самом начале, я допускаю возможность предвзятости американских источников. Вопрос о выходе спутника на орбиту является не столько техническим вопросом, сколько политическим. США, Японии и Южной Корее не выгодно появление в ряду космических держав Северной Корее, которую они рассматривали и продолжают рассматривать как своего потенциального противника. Во-вторых, если осуществленный запуск являлся запуском космическим, а не испытательным пуском баллистической ракеты, как сообщалось первоначально, то это серьезный удар по возможностям американской разведки. И такое фиаско разведка признавать не желает. В-третьих, вопрос могли бы прояснить российские средства наблюдения, которые, как я уже упоминал, сообщили о запуске спутника. Правда, сообщая о параметрах орбиты спутника, они лишь повторяли данные северокорейского информационного агентства ЦДТК. Да и сообщения о полете спутника передавались из Главного штаба РВСН России лишь дважды, после чего прекратились и штаб не выступал ни с какими сообщениями, чтобы прояснить возникшую ситуацию. Здесь тоже возникают вопросы. Например, если Главный штаб признавал факт запуска, но лишь дублировал сообщения ЦДТК, то это можно расценить как неспособность отечественных средств контроля за космическим пространством надежно отслеживать появление на орбите новых космических объектов. Но, с другой стороны, если все- таки объект фиксировался, то непонятно почему не было комментария, которые опровергли бы американскую точку зрения. В-четвертых, для Северной Кореи было бы более чем достаточно признать факт только попытки такого запуска, не отстаивая его благоприятный исход. Но КНДР упорно продолжает утверждать, что спутник вышел на орбиту и совершает полет до сих пор.

Естественно, вышеприведенные причины не являются факторами, способными дать полную информацию о запуске 31 августа 1998 года. И вполне возможно, что истина никогда не будет установлена. Но пока я только предлагаю оставить вопрос открытым и некоторое время подождать. Закрыть вопрос мы всегда успеем.

Следствием этого пуска стали несколько факторов как технического, так и политического плана. Первое. Какими бы не были результаты пуска, приходится признать факт довольно серьезных успехов Северной Кореи в создании баллистических ракет большой дальности и космических носителей легкого класса. Второе. США и Япония, встревоженные появлением у Северной Кореи мощной ракеты, способной достигнуть территории США, заявили о необходимости создания системы противоракетной обороны. США приступили к испытаниям элементов такой обороны, что встревожило на жтот раз Россию, заявившую о необходимости сохранения договоренностей, зафиксированных в Договоре о ПРО, подписанном 22 мая 1972 года Советским Союзом и США. Третье. Запуск 31 августа наглядно продемонстрировал, что ракетные технологии становятся все более доступными даже для стран третьего мира с их развивающейся экономикой. Прогнозируя появление уже в ближайшем будущем стран, способных осуществлять запуски космических объектов (чаще всего называются Иран, Пакистан, Южная Корея, Бразилия, Аргентина, ЮАР), ведущие космические державы склонны опасаться появления конкурентов, которые будут нести не только угрозу безопасности экономически развитым странам из-за непредсказуемости политики своих лидеров, но и могут составить серьезную конкуренцию на рыке коммерческих запусков.

После этого долгого отступления, вернусь к рассказу о ракетном полигоне Musudan. В 1999 году американские разведывательные органы постоянно сообщали о подготовке нового, еще более мощного космического носителя. Согласно данным разведки, на полигоне велись работы по дальнейшей модернизации стартовых позиций. В частности, ферма обслуживания на стартовой площадке была реконструирована с тем, чтобы на ней можно было установить ракету высотой 33 метра. Это в 1,5 раза больше, чем высота ракеты «Таеподонг-1», которая была запущена в 1998 году. Новая ракета была классифицирована как «Таеподонг-2». Ее запуск ожидался в августе или сентябре 1999 года и США предпринимали огромные дипломатические усилия, чтобы не допустить нового испытания. Неизвестно, эти ли усилия, или просто техническая неготовность стали причиной того, что в 1999 году запуск не состоялся. Я бы счел это просто сложностью технических проблем, а не американским влиянием. Прогнозируется, что во время запуска ракеты «Таеподонг-2» будет сделана попытка вывести на орбиту искусственный спутник Земли «Квангмайнсонг-2».

Если проследить все достоверно известные пуски ракет с полигона Musudan, то можно обратить внимание, что они происходят, в основном, либо в конце весны (апрель-май), либо в начале осени (сентябрь-октябрь). Вполне возможно, что неразвитость инфраструктуры полигона заставляет северокорейские власти использовать при проведении испытаний природный фактор и проводить испытания в те сезоны, которые являются наиболее благоприятнгыми по климату. Если это так, то следующий испытательный пуск можно ожидать уже весной этого года, если за оставшиеся месяцы будут решены проблемы технического характера. Как бы то ни было, ракетный полигон Мусудан уже вошел в ряд стартовых площадок космических носителей.

Использована фотография, принадлежащая компании Space Imaging.

Copyright © 2000 Александр ЖЕЛЕЗНЯКОВ.

Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2009. Энциклопедия "Космонавтика". Публикации.
Последнее обновление 13.12.2009.